kationchic

Categories:

Дневник Николая 2. Ходынская давка.

Мы долго этого ждали и, наконец, дождались!

Но будет предисловие. Прежде чем посмотреть на реакцию Николая на смерть толпы, мне кажется нужно посмотреть как он реагирует на смерть одного человека.

Пока в нашем путешествии по дневнику Николая, мы рассмотрели только его весьма экзотичную реакцию на смерть отца.


1896

17-го февраля. Суббота. Вчера узнал, что у Черевина началось воспаление легкого; сегодня у него оно распространилось на оба легких, и вечером положение стало опасным. Не хочу верить в плохой исход. После докладов завтракали с Митей (деж.). Поехали в Аничков к прогулке и чаю у Мама.

Обедали в 7 ½ ч. Отправились во французский театр – шла пьеса «Le filleul de Pompignac». Вернулись домой в 11 ½ час.

19-го февраля. Понедельник. Грустно начался сегодняшний день. В 9 ½ отправился навестить Черевина; с утра ему стало гораздо хуже, и всякая надежда пропала. Он тихо скончался при мне и за несколько минут еще говорил со мною. Невыразимо жаль его; тяжело терять такого верного и честного друга. 

Поехал с Мама в Аничков – и ее так жаль! Вернулся в Зимний к докладам. В 12 час. пошел посмотреть на смену караулов у Большой церкви. Заступили гардемарины с Кириллом да отделен[ие] унт[ер]-оф[ицеров].

Завтракали и обедали с Георгием (деж.). В 3 ч. собрались на панихиду по П. А. Черевине. Были в саду и пили чай у Мама. Читал. Вечером обошли караулы и выбирали еще вещи из коллекции.

.......

25-го октября. Пятница. Утром узнали о скоропостижной смерти кн. Ивана Михайловича Голицына в Гатчине!

Гуляли вдвоем после завтрака; была оттепель, дороги мокрые. В 4 ¾ поехали в Гатчину. Бедная Мама очень расстроена этою потерею; действительно, сколько близких ее людей уже перемерло? 

В 7 ½ пошли на панихиду в кухонном карэ. Обедали одни и в 10 ч. вернулись в Царское.

1897

8-го декабря. Понедельник. Сегодня утром узнали грустную весть, что Ваня Воронцов скончался от заражения крови – ужасно грустно и больно за бедную семью, в особенности за несчастную Син – его вдову! 

Это известие испортило мне весь день. Завтракали с теми же, проживающими у нас, и д. Алексеем. Гулял с дядей Сергеем. Обедали в 7 ½ и затем поехали в город в дом Воронцовых на панихиду. 

Все родственники производили ужасно тяжелое впечатление. Тело лежало на кровати в большой зале наверху, где мы в прежние годы много веселились! И уже один из товарищей недавнего детства навсегда покинул этот мир! Вернулись в Царское в 10 ½.

1902

2-го апреля. Вторник. Печальный день Тотчас по окончании завтрака узнал от Гессе и И. Н. Дурново, что Сипягин тяжело ранен двумя пулями, когда он входил в здание Госуд[арственного] сов[ета]. Через час он скончался.

Трудно выразить кого я потерял в этом честном преданном человеке и друге.

На все воля Божья, и все мы в руках Его; нужно со смирением и твердостью переносить испытания, ниспосылаемые Господом для нашего блага.

Осматривал в залах карты военного и морского ведомств. Обедали все из Дюльбера и Миша. В 9 час. поехали в дом Мин-ра Внутр[енних] Дел на первую панихиду.

Бедная Александра Павловна с христианскою стойкостью переносила свое горе. Вернувшись к себе, сидели все вместе до 11 ½.


Думаю суть ясна? И это все не посторонние люди — это очень хорошо знакомые и родственники.

Хотелось бы заострить внимание на смерти брата Георгия. При чем смерть этого человека на родственников должна была по идее произвести леденящее душу впечатление.

Да, он долгие годы болел. Но сам факт того, что это случилось в полном одиночестве на обочине дороги, выбъет из колеи любого, кто испытывал к человеку хоть какие-то чувства.


1899

28-го июня. Понедельник. Вернувшись с утренней [прогулки], перед докладом дяди Алексея, получил от д-ра Айканова неожиданную страшную весть о кончине дорогого Георгия в Абастумане!

Не верилось глазам, читая телеграмму. Поехал с этим тяжелым известием к бедной Мама, хотелось бы провалиться скорее, чем передатьо таком событии. Тоже было страшно напугать этим Ксению и Аликс! 

Дорогая Мама пролежала на кровати, она страдала сильною болью в груди,кот. унялась только к вечеру. Целый день был – между нашим домом и Коттеджем.

В 7 час. была отслужена панихида в Малой церкви – только тогда я понял всю действительность. Вечером прогулялся с д. Сергеем и Павлом и оставался у Мама до того, что она легла спать.

Помоги и благослови Господи!

29-го июня. Вторник. Около 2 ½ ночи меня разбудили, чтобы подписать печальный манифест. Спали оба крепко; милая Мама тоже. Она себя чувствовала лучше и плакала больше вчерашнего, что всегда лучше!

Панихида была отслужена в церкви в 4 ч. Мы все помогали Мама отписываться от телеграмм. День стоял отличный. Купался с Мишой в море.

Вечером Мама с нами была на панихиде в Коттедже внизу.

30-го июня. Среда. Утром, конечно, сидел у Мама, у кот. вид хороший, хотя ночью она спала нехорошо. Имел доклад Боголепова и небольшой прием. Завтракал и обедал на балконе, где Аликс пролежала целый день.

Погода была чудная, мало удалось ею воспользоваться. Сегодня Мама решила свой путь на Новороссийск–Батум для встречи тела дорогого Георгия! Дядя Сергей и Элла уехали в Москву. Купался в море. Целый вечер отписывался от груды телеграмм.

1-го июля. Четверг. Проснулись с дивным днем. После завтрака удалось отделаться от всех телеграмм.

Наконец Мама решилась выйти в сад, и я сделал с нею большую прогулку. Завтракал, пил чай и обедал дома. Купался с Мишой. В 9 ½ была обычная панихида в Коттедже.

Покатался с Мишой в моем катере; море было тихое.


1903 год. У Николая в доме умерла его племянница. В тексте «Ерни» — брат его обожаемой супруги.

Википедия пишет про его отношения с дочерью: «Елизавета родилась, когда Виктории Мелите было восемнадцать лет. Она любила Елизавету, однако это чувство меркло в сравнении с любовью Эрнста к их дочери. 

Эрнст был убеждён, что только он мог понять дочь ещё до того, как она научилась говорить. Когда девочке исполнилось шесть месяцев, её должны были переселить в новую комнату, и отец «консультировался» с ней по поводу цветовых предпочтений: Эрнст Людвиг утверждал, что она издавала «счастливый короткий визг», когда он показывал ей особый оттенок сиреневого материала; исходя из этого опыта, герцог декорировал комнату дочери в сиреневых тонах»


2-го ноября. Воскресение. ...Дочка Ерни заболела желудком; Гирш объявил, что у нее «детская холера». К вечеру темпер[атура] поднялась до 39.3. Обедали Чертковы.

Вечером в театре был небольшой концерт и балет. Были дома в 12 ч.

3-го ноября. Понедельник. Ночь маленькая Ерни провела дурно, деятельность сердца очень ослабла, и между 9 ч. и 10 ч. утра она скончалась без всяких страданий!

Эта внезапная смерть поразила нас страшно. За бедного Ерни просто кровью обливается сердце; ребенок, которого он боготворил, взят у него, и теперь он остается в страшном одиночестве – вдали от жены, покинувшей его. 

Да утешит его Господь и да ниспошлет Он ему всякие блага за перенесенное испытание.

Грустно и тяжело то, что это все произошло у нас в России! У Аликс сильно болела голова, у Ерни, но к вечеру он оправился и сам писал и отвечал на телеграммы. Своих деток мы отправили в 4 часа в Царское с Кочубеем и Соней Орбелиани. Обедали вдвоем, т. к. Аликс легла раньше.


Смерть — это печаль, но обед он должен быть по расписанию. Ну и важно не забыть записать что обед был, а то вдруг потомки подумают, что Николай не доедал.

Ну и последний штрих.


1897

31-го июля. Четверг. В 9 час. поехали за лабораторию на боевую стрельбу пехоты с артиллериею. К сожалению, при этом случилось несчастье: во время переезда с первой позиции в передке орудия 2-й батареи1-й артил. бригады разорвалась граната, причем был убит рядовой, и трое бедняг ранено более или менее тяжело!

Для меня нет ничего хуже, чем подобные несчастия, когда гибнут люди даром! После завтрака посетили раненых в госпитале, они смотрели бодро. Гуляли в саду и в 5 ч. поехали на военное поле на учение отряду всехвоенных училищ. Обедали в 7 ч. с семейством и отправились в [театр на] «la vie Parisienne».


Ну и вот мы подошли к главному — к коронации Николая II, и прилегающим к ней событиям, благодаря которым начался отсчет у кликухи «Кровавый».

Итак, 1896 год. 14 мая начинается ряд торжеств, посвященных коронации, которые продлятся несколько дней.


14-го мая. Вторник. Великий, торжественный, но тяжкий в нравственном смысле для Аликс, Мама и меня, день! С 8 ч. утра были на ногах; а наше шествие тронулось только в ½ 10. 

Погода стояла, к счастью, дивная; Красное Крыльцо представляло сияющий вид. Все что произошло в Успенском соборе, хотя и кажется настоящим сном, но не забывается во всю жизнь!!! 

Вернулись к себе в половину второго. В 3 часа вторично пошли тем же шествием в Грановитую палату к трапезе. В 4 часа все окончилось вполне благополучно; душою, преисполненною благодарностью к Богу, я вполне потом отдохнул. 

Обедали у Мама, которая, к счастью, отлично выдержала все это длинное испытание. В 9 час. пошли на верхний балкон, откуда Аликс зажгла электрическую иллюминацию на Иване Великом, и затем последовательно осветились башни и стены Кремля, а также противоположная набережная и Замоскворечье. Легли спать рано.

....

18-го мая. Суббота. До сих пор все шло, слава Богу, как по маслу, а сегодня случился великий грех. Толпа, ночевавшая на Ходынском поле, в ожидании начала раздачи обеда и кружки, наперла на постройки, и тут произошла страшная давка, причем, ужасно прибавить, потоптано около 1300 человек!! 

Я об этом узнал в 10 ½ ч. перед докладом Ванновского; отвратительное впечатление осталось от этого известия. В 12 ½ ч. завтракали, и затем Аликс и я отправились на Ходынку на присутствование при этом печальном «народном празднике». 

Собственно там ничего не было; смотрели из павильона на громадную толпу, окружавшую эстраду, на которой музыка все время играла гимн и «Славься». Переехали к Петровскому, где у ворот приняли несколько депутаций, и затем вошли во двор. 

Здесь был накрыт обед под четырьмя палатками для всех волостных старшин. Пришлось сказать им речь, а потом и собравшимся предводителям двор[янства]. Обойдя столы, уехали в Кремль. 

Обедали у Мама в 8 ч. Поехали на бал к Montebello. Было очень красиво устроено, но жара стояла невыносимая! После ужина уехали в 2 ч.

19-го мая. Воскресение. С утра началось настоящее пекло, продолжавшееся до вечера. В 11 час. пошли с семейством к обедне в церковь Рождества Богородицы наверху. Завтракали все вместе. В 2 ч. Аликс и я поехали в Старо-Екатерининскую больницу, где обошли все бараки и палатки, в которых лежали несчастные пострадавшие вчера. 

Уехали прямо в Александрию, где хорошо погуляли. Выпив там чаю, вернулись назад.

В 7 ч. начался банкет сословным представителям в Александров[ском] зале.

Разговоры после продолжались недолго. В 9 ½ ч. поехали вдвоем к д. Сергею; осмотрели их дом и пили чай с Викторией, Ludwig[ом] и д. Павлом.

20-го мая. Понедельник. День стоял отличный, только было очень ветрено и поэтому пыльно. Поехали к обедне в Чудов монастырь; после молебна Кирилл присягнул под знаменем Гвардейского Экипажа. 

Он назначен флигель-адъютантом. Был семейный завтрак в Николаевском дворце. В 3 часа поехал с Аликс в Мариинскую больницу, где осмотрели вторую по многочисленности группу раненых 18-го мая. Тут было 3–4 тяжелых случая.

Пили чай с д. Arthur[ом] и т. Louischen. Обедали с Мама. В 10 ½ поехали на генер[ал]-губерн[аторский] бал. После ужина вернулись домой в 2 ½ часа.


Начну с очевидного. Николаю ставят в вину, что в день трагедии он не отменил бал. 

И поэтому сейчас сторонники святости и монархии выдвигают различные оправдания этому походу на бал — что он не танцевал, что обязан был прийти, потому что там какие-то хитрые дипломатические отношения с Францией, что плясал и плакал...

Можно очень хорошо и красноречиво объяснить эту страсть к танцам, наверное. Только вот смотрим — на следующий день банкет, через день еще бал. А если не полениться почитать, то там на каждый день праздник запланирован и ничего не было отменено.

Значит можно делать твердый вывод, что дело не в необходимости, а просто как всегда — это грустно, но есть и веселится все же надо.


Ну и хотелось бы вернуться к самой записи за 18 мая. Я не такой крутой лингвист, и хотя вроде считаю себя человеком, владеющим русским языком — не могу понять что написал Николай.

«Случился великий грех» — что он хотел этим сказать? Что эти люди нагрешили, безобразники такие?

«Толпа, ночевавшая на Ходынском поле, в ожидании начала раздачи обеда и кружки, наперла на постройки, и тут произошла страшная давка» — расходимся, виноватые найдены. Толпа так хотела хлебнуть из кружки и пожрать нахаляву, что начала себя давить.

«Отвратительное впечатление осталось от этого известия» — так какое впечатление-то? Что ты ощутил, Николай? Ужас? Сочувствие? Отвращение от этой безмозглой толпы?

Дальше тайминг событий — в 10 он узнал про трагедию, в 12 позавтракал и только тут отправился на Ходынку, дабы получить почести от выживших. Т.е. он не побежал сразу на место смотреть на масштаб произошедшего. Он подождал, когда срам приберут.

«Аликс и я отправились на Ходынку на присутствование при этом печальном «народном празднике»» — что он хотел сказать, беря народный праздник в кавычки? Он сразу отделил себя от всего происходящего? Типа у них тут праздник, а мы вынуждены присутствовать.

«Собственно там ничего не было; смотрели из павильона на громадную толпу, окружавшую эстраду, на которой музыка все время играла гимн и «Славься»» — бедный отмучался, потерял время, глядя на толпу. 

И все, что осталось сказать по этому поводу — как это событие повлияло на дальнейшую жизнь Николая.

А никак.

Мы уже знаем о традиции каждый год вспоминать в дневнике какую-то важную для Николая дату.

Так вот, 18 мая такой датой не стало.

Он вспомнит один раз — ровно через год. И больше никогда.


18-го мая. Воскресение. Ровно год, что случилось ужасное Ходынское несчастье в начале народного праздника!

Гулял, было жаркое ясное утро. После обедни завтракали с Янышевым. Делали визиты; начав с Сергиевки и окончив Михайловским, где пили чай с д. Мишой. Вечером катались. Ожидали дождя.


И следующий раз отголосок трагедии вспомнится только в 1903 году


10-го апреля. Четверг. Стояла отличная теплая погода.
Погулял на террасе. От 11 ч. до времени завтрака принимал доклад
Куропаткина. 

В 2 ½ предводители и депутаты Московского дворянства
собрались, чтобы благодарить за посещение их собрания вчера. 

В 3 ¼ отправились все в Алексеевский женский монастырь по направлению к Сокольникам. Заехали в приют детей, родители которых пострадали на Ходынке. Пили чай у Юсуповых в их красивом доме и вернулись к себе в 5 ¾. Принял Плеве. Обедали и в 8 ч. поехали в театр. Давали новый балет «Эсмераль да» с очень хорошей и драматической обстановкой.


Обзор Дневников Николая

Дневник Николая Второго. 1894

Дневник Николая Второго. Николай - отец

Дневник Николая 2. Ходынская давка

Дневник Николая Второго. Русско-японская война

Дневник Николая Второго. Революция 1905 года

Дневник Николая Второго. Распутин

Дневник Николая Второго. Первая мировая война

Дневник Николая Второго. Отречение

Дневник гражданина Романова. Царское Село

Дневник гражданина Романова. Тобольск

Дневник гражданина Романова. Екатеринбург

Убийство Романовых

Расстрел Романовых

promo kationchic july 6, 2019 23:00 2
Buy for 10 tokens
Конечно, очень трудно всунуть все достопримечательности страны в число «100». Страна иногда расширяется, иногда что-то достраивается. Да и что говорить — сразу не все «чудеса» были посчитаны. Тем не менее список из «100 чудес», составленный в 2007 году — это все, что у нас есть из туристических…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.